Timkin’s Hall: Хендлинг зал Екатеринбург

Главная победа — победа над собой

В декабре 2013 года один из самых первых хендлинг-залов Екатеринбурга "Тимкинс' Холл" отметил десятилетний юбилей. Для страны, в которой слово "хендлинг" до сих пор считается ругательством это огромный срок. За эти время в зале выросли свои заводчики, хендлеры, звезды. Сложные собаки шли "через терни к звездам" к заветному Чемпиону Мира, и конечно, росли люди. Главное — люди. Те люди, которых мы видим буквально на каждой выставке. Ни капли не смущаясь, Елена рассказала о становлении зала, своих открытиях и ошибках специально для "хендлер" рубрики журнала "МОЙ ЧЕМПИОН"/2013.

В 1997 году я поехала в Копенгаген на Чемпионат Европы. Для меня это было впервые и, кажется, на этот чемпионат съехалась почти вся российская кинологическая "тусовка". Я первый раз в жизни посетила заграничный зал, увидела на полу настоящее зеленое сукно, беговые дорожки, логотип клуба на стене. А еще, там была масса позитивных людей, которые приходили в зал с детьми и собаками. Для нас тогда само слово "хендлинг" было в диковинку, но мне врезалось в память, что сукно должно быть именно зеленым, а зал — светлым. А еще, зеркало там стояло всего с одной стороны, хотя я всегда считала, что зеркальный зал должен иметь полный охват в зеркалах. Мы долго пытались узнать у владельцев зала, почему так, и получили такой ответ: если человек побежит, и всегда будет смотреть на себя в зеркало, он никогда не будет работать на ринге. В Копенгагене считали, что нужно "дать эмоциям возможность проходить только по одной стене". 

Конечно, это посещение стало шоком. У нас в стране в то время была страшная серость, перестройка, потоки грязи друг на друга. А хендлингом считалось просто взять собаку на ринговку и пойти в ринг. Особенно это чувствовалось у нас, на Урале. Десять лет назад мы, как и сейчас, владели питомником бультерьеров "Чебенс Тэбел", и нам нужна была подготовка своих собак. Тогда у меня появилась мысль все-таки сделать свой зал. Но как? Я ходила по инстанциям и получала ответ — нет, с животными нельзя, СЭС не пропустит. В подвале никто из моих друзей заниматься не хотел. И вдруг, волею судьбы у меня появился человек, который поддерживал эти идеи, и мы начали совместное проживание в собственном доме. Этот малоэтажный район Екатеринбурга планировался на карте города под снос, и мы решили, что терять больше нечего — почему бы и нет? 

Кинолог — от слова "Кино"? 

Если не ошибаюсь, наш зал стал самым первым в городе. Конечно, "зал" — громкое слово. Мы просто освободили комнату от хлама, повесили одно зеркало "как в Копенгагене", а покрытия зеленого цельным куском так и не нашли. Я решила, что все должно начаться с подачи культуры хендлинга в массы. Ведь многие владельцы думали, что слово "кинолог" от слова "кино", а "хендлер" — вообще что-то матершиное. Люди не понимали, в чем сложность взять собаку на веревочку и пробежать несколько кругов. Начать мы решили с того, что пригласили на семинар хендлера Татьяну Кулахметьеву, мой эталон по тем временам. На первый тренинг пришли одни стаффордисты. А Татьяна про наш зал сказала так: "Единственное, что мне нравится во всей этой затее — утром можно встать, спуститься вниз, и без всяких пробок начать заниматься с собаками". Но у нее было немного другое направление. 

К залам хендлера тогда не были привязаны, это были вольные рабочие, а хендлинг был построен на контакте, привязан к эмоциям. Эмоциональная игра плюс послушание. Единственное, что она на тот момент дала — препараты. Долго удивлялась "А почему вы не даете хондропротекторы,  почему не даете прибиотики и что-нибудь для печени?". Для нас это было удивительно — "А зачем? Если у собаки все хорошо с ногами, отличная форма", — отвечали мы. Татьяна привела пример на людях, профессиональных спортсменах. Если человек начинает серьезно заниматься спортом, у него начинаются проблемы, болят мышцы. И мы задумались. Панацеей стал Артрофит, в принципе, он и сейчас пользуется спросом. Татьяна на тот момент работала в фирме, которая занималась добавками. Хорошо, что добавки попались пристойные, Канипуровские. Но когда мы говорили людям, что добавка стоит, к примеру, 2000 рублей, они впадали в транс, и говорили "Лучше мы намешаем холодец, и все будет и так здорово". В конце концов, стали работать с добавками. И быстро поняли, что дозировка должна быть совершенно не той, что указана на бутылке. Намного меньше, буквально, одна пятая от нормы на упаковке — и от нее был результат. 

Эстетика больших углов 

А может быть, результат появился, потому как в то же время мы начали заниматься каланетикой для собак. На тот момент в Питере были продвинутые беговые дорожки и силовые пружины, мы, конечно, решили их попробовать и установили себе и то, и другое. Работая с дорожкой, я увидела, что собака не бежит, а монотонно двигается в определенном темпе. Буквально, мы ее к нему принуждаем. Мне это очень не понравилось, от электрической дорожки отказались. Поначалу продолжали работать с механической дорожкой, поскольку на ней собака все же бежала на эмоциях и своими силами. Но, к сожалению, не всех собак на нее можно было поставить — дорожка та сильно гремела, орала и громыхала. Один плюс — те, кто выдерживал шум настолько привыкали к посторонним звукам, что накладывало положительный отпечаток на их психику. 

Увы, много было собак, которые не пошли по дорожкам по определенным проблемам. Почему так? В то время наши друзья впервые купили американские крови, с которыми и начались сложности. То есть, наши брутальные коренные уральские стаффорды были здоровы и замечательны, но хотелось эстетики, больших углов, красивые плечи, больше шоу. И по всем породам пошла утрированность. Тогда же пошли проблемы со связками, а проблемная по связкам собака не могла двигаться на дорожке. Когда ты начинал ее гонять, появлялась сухость мышц, и она уходила в судороги и в тремор. Собака ревет, зажимая, куполит спину. И почему-то не идет, а почему? Собака не могла сказать, а мы не могли понять — знания были практически на нуле. Элементарно болели мышцы. Мы пытались кормить препаратами, пытались обезболить, пытались обратиться в клинику, где говорили — все это ерунда, это все генетика, такая плохая штука, и сделать ничего нельзя. 

Для меня это было очень интересно, и за ответом мы поехали в европейскую часть страны и увидели, что в крупных столичных питомниках дорожками никто уже не пользуется. Но физические данные там уже "делали". В Питере на пружинах получили достаточно много проблем, и мы получили у них практику. У меня лично собака на беговой дорожке "застревала" — когда она бежит по механической дорожке, остановиться уже не может. С электрической было лучше, но движений мечты — не получалось. Мы мечтали тренировать собак, чтобы они бегали как на американских картинках — красиво, раскрываясь. Начали отбегивать вручную. Оказалось, что и в Америке как минимум четыре школы и большинство собак на дорожку все же не ставит. Та же Кулахметьева была категорически против дорожки, так и говорила: "Я дам тебе в аренду собаку, но ты поклянись мне, поклянись чисто по человечески, что ты собаку никогда в жизни не поставишь на дорожку". Я согласилась. 

Собака та была из Америки, и нам открыли глаза на физическую нагрузку. Мы начали эмоционировать, бегая с собакой по кругу в разные стороны, "тянуть" собак в стойке. Помимо всего этого собаки  начали двигаться за кусочек. К слову, чем слабее были связки, тем утрированнее в итоге получались движения — красивые, раскрывающиеся, с подвисанием. Но в этой красоте меня не устраивало то, что нам оно красиво, а для жизни с простым владельцам такая собака проблематична. Артрозы, ревматизмы, выпадывающие коленки никого не украсят, а все это — было в наличии. Тогда начался следующий этап — мы использовали на ногах браслеты с утяжелением, после них собаки "летали". С этого ушли быстро — слабели связки и вылетали коленки. И потом, получается, утяжеляя перед никто не думал о том, что нужно укрепить плечелопаточный пояс. Собака начинала бить передом, работать пястями. Проходили бинтование собак, оказалось, это совершенно бесполезно. Более того, когда начинаешь бинтовать ноги отказываются работать связки, и "оживить" их потом очень и очень сложно. Особенно это касается передней части. 

Продолжали и тянуть собак, ставить их в красивые стойки, бегали равное количество кругов в разные стороны, но иногда у нас одна часть собаки получалась более красивой, рельефной, чем другая. В конце концов, мы вернулись к истокам — начали просто отбегивать собак. Все таки, это получалось неплохо — движения были красивые, ну, точно лучше, чем у собаки, снятой прямиком с дивана и без лишних проблем. 

Он из Тайланда — это многое объясняет 

А потом случилось неожиданное — мы поехали в Польшу за щенками, и я попала в известный многопородный питомник, который очень успешно выставлял собак. Меня, конечно, шокировало количество животных и то, что их обслуживает три человека. А так же дотошный подход к питанию и к подготовке собак. Хозяйка была не очень приветлива хотя, продавая щенков, говорила нам "Я хочу видеть вас на выставках". Но секреты хендлинга не выдавала, утверждала, что мол собаки живут у них "просто так". Но мы же люди любопытные. Пошли и подглядели в соседнем доме зал, где был пьедестал, зеленое ковровое покрытие, о котором я на тот момент еще мечтала, колонки. И тут я поняла, что на тренировке важна и музыка, и пьедесталы, и что-то другое. 

Волею судьбы, к ней в тот день приехала дочка. И привезла померанского шпица. Это была собака - мечта, я бы хотела, чтобы моя собака так двигалась. Я задаю ей вопрос "Что это?", а она — "Да он из Тайланда". Мне это ни о чем не сказало! Как понять, генетика ли это? Я человек дотошный, и методично задавала ей вопросы, говоря, что хочу, чтобы и бультерьер мой так двигался. Она ответила "Хо! Так Тайцы могут сделать это вообще без проблем!". Тут меня совсем накрыло, "В смысле, сделать?". Как мы не пытались бегать, как не пытались прокачивать собакам "попы", они все равно получались более сухими, намного хуже, чем у этого померанца. 

Оказалось, у Тайцев — массаж. Все очень просто. С массажем мне пришлось сломать всю голову. Очень давно я оканчивала курсы человеческого массажа, но поняла, что это очень большая разница. Делала много ошибок, но хорошим массажем действительно можно сделать многое. И оздоровить собаку, и сделать эти утрированные движения, не навредив ей, можно только им. Многие люди хотели учиться массажу, но увы, мало кто хотел бы учиться дальше, потому что это сложно. Натыкались на определенные проблемы — неправильным массажем можно загнать в тремор, в судороги. Получить проблемы с плечами, проблемы с шеями. Должно пройти много времени и много собак через твои руки, чтобы понять, что ты хочешь и можешь. 

Заводчики любят говорить о генетике в таких вещах и, несомненно, они правы. Но представьте — родилась девочка, генетически безупречная. Ей никогда не занимались, не учили читать, писать, хорошим манерам, подавать себя. И вышла она, генетически красивая, из деревни. А ходить так  красиво, как ходит менее красивая от природы девочка, в которую очень много вложено — не сможет. Я поняла, что собака тоже заслуживает хорошее развитие. Если у нас рождаются дети, мы носим их на массаж, водим в школы развития, учимся с ним обращаться. Почему мы не делаем так же, когда у нас рождается щенок? От него все отмахиваются, говоря "Да ерунда. Это генетика". Помимо генетики в собаку должны быть вложены силы, эмоции, время. Сейчас я вижу результаты, на это ушли годы — нормальная здоровая собака с хорошими движениями, хорошая подача в ринге. 

И только породность голов ничем не исправить 

Слово "хендлинг" сейчас для меня стало абстрактным. Этой осенью я посетила мастер-класс в Сургуте. Все хотят красиво выставлять. Я была удивлена — если у нас в сравнении с той же Америкой, Тайландом, мало информации, то там ее практически нет. Собаки были обычные. С хорошими ручками-ножками, пластикой, но те самые деревенские девочки, которые выходили и не знали как держать вилку-ложку. На МК присутствовали заводчики со стажем. Они не знали простых приемов, которые могли бы помочь их щенкам. Не давали им тактильные ощущения, когда собака доверяется рукам, расслабляется, а ведь это может каждый. Массажем можно деформировать то или иное, но эта изначальная стадия ручного общения, контакта, очень важна и доступна любому. 

Люди очень удивились тому, как собакам можно поднять хвост. Не эмоциями или операцией, а тактильным ощущением, дотрагиваясь до определенных точек, когда собаке просто приятно это "мышечное" ощущение. Этому приему меня научил один друг, тайский хендлер. Вышло это совершенно случайно. Мы познакомились в Болгарии, зовут его Екапот. Встретились у ринга, он спросил, откуда наши собаки так бегают. "Массаж" — прямо ответила я. "А почему тогда хвост не делаете? Не закручиваете? Это же очень просто", — в свою очередь удивился он. И показал два простых движения на физиологическом уровне, которые помогали поднять и опустить хвост. Это помогает, и при том совершенно безболезненно. "Закручивать" хвосты получается намного быстрее, чем опустить. Излишне высокие хвосты не всегда анатомия, бывает, чрезмерный темперамент, подростковый возраст, дисциплина. И исправляется это дольше, поскольку в массаже задействованы мышцы спины. Все это случилось год назад. 

К слову, на той выставке Екапот показывал красивого мопса, буквально эталонного в Корре, он выиграл очень много бестов. Иногда нам все же удавалось его обходить. Но чаще, конечно, выигрывал он. И если у него на одного этого мопса работало семь человек, мы втроем везли и выставляли семь собак. "Команда" мопса делала ему на жаре кислородные маски, носила его над травой, чтобы он не получал неприятных ощущений, и многое другое. Конечно, у нас всего этого нет. Видимо, это будет следующая ступень и хендлинга в России. Так что все же понятие "хендлинг" очень абстрактно. Это и красивый показ, и тренировки, и многое другое. Только вот породность головы не исправить ничем, кроме пластической операции. К счастью, мы этим не занимаемся. 

Ищите сумасшедшую Тимкину 

Когда мы открылись, собаки попадали все сложные, ни одна "с улицы" не пришла. Люди с ними были амбициозные в хорошем смысле этого слова, хотели выигрывать и тоже искали новшеств. Начиная от того, чтобы просто побегать в теплом месте, что-то обсудить. Все строилось на личных отношениях. В первую очередь это были друзья — стаффордисты. И их знакомые с другими породами. Иногда подходили на выставках, говорили, мне нравится как бегает ваш Бультерьер на такой тоненькой водилочке. Уже тогда мы пытались ставить собак в свободную стойку, не отказывая им в механике. Приходили друзья, мы смотрели кассеты, и думали, как сделать так и  так. 

Все принимали участие в этом становлении зала. И я очень благодарна тому, что росли люди, росли с ними собаки. Многие стали заводчиками. Многие не остановились на достигнутом, говоря, что прошли с первыми собаками весь ад — часто это были дисплазийные собаки. Да, многие тогда приходили к нам вовсе не из-за хендлинга. Приходили со сложной собакой и словами "нам сказали, после вас она не побежит". Много было тяжелых бурбулей. Им так и говорили "Ищите сумасшедшую Тимкину, если после нее вы ходить будете, значит собака будет жить". Получается, люди были настолько позитивны, что считали, что если собака пойдет, она будет выигрывать. И выставлялись действительно многие. К их чести, собак с таким заболеванием они предпочитали кастрировать, или по крайней мере никогда не использовать в разведении. Люди просто удовлетворяли эмоции, амбиции, становились владельцами просто собаки. Коллектив быстро рос. Мне казалось ,что в зале идиллия. Место, куда можно придти и рассказать о семье, о собаке, как родился щенок, и никогда эта информация никогда не выходила за рамки зала. 

Наш мир — серый и злой, но если ты увлечен, ничего вокруг не видишь и ты счастлив 

На выставках "наши" болеют за своих. Мы любим ездить на выставки командой. В Черногории столкнулись с настоящей политической экспертизой в этом году. Причем, политика в голденах была действительно жесткой. Наши хендлера успели познакомиться с итальянцами. Работа девочек привлекала — красивый показ, и сами девочки очень красивые. И когда бегущий пес с красивой девочкой проигрывает ровно ковыляющему голдену это резало глаза. И тогда мы монотонно подходили, вставали рядком, и начинали хлопать. Можно сказать, оказывали давление на экспертов. Причем, эксперт сначала зажимался, потом смотрел на толпу и понимал, что хлопают не только сумасшедшие русские болельщики, но и другие иностранные хендлера, которые поддерживают этих русских. Подходили потом к нашим девчонкам, спрашивали про эти невероятные движения. Девочки взахлеб рассказывали про массаж. "Мы не понимаем", — сетовали иностранцы. У них такого нет. И в конце тур для нас таки закончился победой! Наш голден взял супербест. Причем, номинировались две наших собаки — голден и самоед. Один из двух должен был выиграть! Мне кажется, и собаки и хендлера тогда отработали очень красиво. Настрой был позитивным, они понимали, что поддержка есть, что их никто не бросил.

 К сожалению, сейчас зал меняет свое место нахождение, но он не умер. Радует, что люди переживают за нас, и все, кто приходил раньше ходят к нам сейчас. Где все это будет пока не могу сказать точно. Но, думаю, это обязательно будет зеленое покрытие, много-много окон и одно зеркало. И, конечно, позитивные люди. Это важно, потому что мир сер и люди в разных жизненных отраслях часто попадаются злые. Но когда ты увлечен собакой, друзьями, не видишь в жизни негатива. Я очень счастливый в жизни человек, потому что никогда не старалась делать кому-либо плохо. Всегда делилась информацией, которой делились со мной, и никогда не понимала заводчиков, говорящих "мы ничего не делаем, но выигрываем". Надеюсь, что наши эмоции на этом поприще никогда не перерастут в чисто коммерческую жилу, это будет не правильно. 

Чемпионы 

Сейчас победы уже сливаются. Для меня лично первая победа в юниорском бесте на России — я не понимала, как я отработала, что я делаю, это были эмоции. Помню, мне кричали "поставь собаку в стойку" на пьедестале а я, совсем растерявшись, кричала в ответ "давайте я пришлю вам фотографию".  

Многие победители выросли в зале со школьного возраста. Например, звездная девушка Люба Крищук. Я думаю, что для нее первая победа над собой случилась с красивейшим американским терьером, в 16 месяцев выигравшим общий бест на CACIB в Екатеринбурге. Люба, еще маленькая девочка, билась с профессионалами. Бест был очень сильный, выставлялся московский питомник Джентли Борн с профессионалами, профессиональные таксы.. Я помню, как ей все это далось. Она долго ездила к нам из центра города на троллейбусе со стаффордом. Зимой он все время был одет в шапочку, курточку и ботиночки. И с ним упертая девочка лет 14ти, она гоняла его не смотря ни на какие морозы. Мне кажется, эта победа тогда дала ей воспрять духом. 

Аня Парецкая росла в зале. Очень эмоциональная мама, очень упертый ребенок. И тоже с амстафом. Этот стафф был невероятно дружелюбен с людьми, но зациклен на агрессии к собакам. Ей говорили, что она не справится, а она не соглашалась "Как это?". Люба и Аня выходили в конкурсы хендлеров со Стаффордами, и очень упрямо шли к победе, это было захватывающе. Мне кажется, тогда и произошла смена культуры — в рингах появились обманчиво хрупкие девочки с брутальными собаками. Аня Лядова пришла к нам с не шоу породой — бордер-колли, сейчас ее любят и знают голденисты. Она настоящий профессионал и уже можно сказать звезда. 

Я рада, что никто из выросших здесь девочек не зазнается, никто не прекращает учиться. Все девочки получают высшее образование, хорошо образованны, приятны. Саша Полякова уникальный человек. Она начинала с немецкой овчаркой, много трудов вложила, часто на альтруизме. Артем Вяткин пришел в зал скорее на негативе. Но потом смог раскрыться, и сейчас интересно работает, когда "включается". В зале есть Чемпионы Мира, Европы, победители бестов. Например, в этом году Яна Тихонова перед поездкой на Чемпионат Мира со своей австралийской овчаркой плакала "Зачем я записалась?! У меня никогда ничего не получится!". Было очень приятно, когда она выигрывала в бестах, обходила матерых хендлеров. А затем стала Юной Чемпионкой Мира. Мне кажется, для нее это был переломный момент. 

Все профессионально начинали работать, были серьезны, а она просто стояла в ринге, показывала собаку и улыбалась. Это ее победа над собой. Очень сильно уважаю Евгения Песцова, съездив в этом году на "мир" доберманов, поняла, какой тяжелейший труд он прошел. Взрослый, состоявшийся бизнесмен, и вдруг год назад на Чемпионате Мира доберманов его собака кусает эксперта. Это все транслировалось онлайн и было мягко скажем эмоционально. В этом году эта собака выиграла национальную выставку, сдала IPO и несколько других тестов. То есть он смог справиться, собраться с эмоциями. Конечно, когда мы оказались на чемпионате в Румынии, Женя очень переживал. Потому что когда Женя шел по выставке с номером, все тыкали в номер пальцем и кричали "Это хозяин того самого Урвана!". А Урвана никто не заметил, никто не мог понять где он спрятал собаку. А собака меж тем спокойно сидела между мной и двумя детьми за столиком напротив ринга и ела мясо. Наконец, его "рассекретили", незнакомые люди пытались ткнуть собаку или как-то сфотографировать, спровоцировать. После этого я поразилась, как Женя выдержал этот год. Это была его большая победа, победа взаимопонимания с его собакой. Когда они выходили в ринг, за рингом ему вслед кричали "Ну, сейчас будем снимать шоу, как Урван будет снимать с эксперта пиджак". К сожалению или к счастью такого у Жени больше не случилось.  

Меня иногда спрашивают, зачем ты так много работаешь, зачем так много возишься с собаками? А это не работа, это отдых. Я просыпаюсь по утрам от положительных эмоций. Я знаю, что сегодня увижусь с одним человеком, с другим. И все такие разносторонние. И с радостью, и с проблемами все идут к нам. Поэтому я и считаю, что зал должен строиться на эмоциях, когда человек, перебарывая себя, меняет свой жизненный настрой. Победа над собой — лучшая победа. 

С Еленой ТИМКИНОЙ беседовала Алиса Дружинина

Подпиcывайтесь на рассылку